(495) 505-25-15

отдел по работе с клиентами

С 10 до 20 без выходных

Клаудио Стабиле:

«Мой главный источник вдохновения – природа»

Клаудио Cтабиле, наш эксклюзивный партнер из Италии, создает свои дизайнерские работы с 1983 года, на Капри, где постоянно живет, а также в Неаполе, Риме и Милане. С 1993 года архитектор ведет успешную деятельность в Москве. Клаудио Стабиле работает в различных направлениях интерьерного дизайна. Его работы неоднократно публиковались в самых престижных изданиях Италии и России, относящихся к архитектурной и дизайнерской сферам деятельности автора. Поиск инновационных технологий и лучших материалов и мебели являются основой успеха его многочисленных проектов.

- Каким было Ваше первое знакомство с Россией?
- На последнем курсе университета, в котором я учился на архитектора, каждому из нас предложили выбрать один европейский город для изучения. Такая своеобразная стажировка. Кто-то поехал в Париж, кто-то в Мадрид. А я поехал в Россию, о которой имел тогда весьма смутное представление. Когда я впервые увидел Москву, я подумал: «Боже, я попал в настоящий социалистический рай!» Поверьте, я говорю это без тени иронии. Это были 80-е годы, я никогда прежде не был по ту сторону «Железного занавеса», и то, что я увидел, произвело на меня самое сильное впечатление. Город жил и дышал. Более того, он «работал». Например, меня поразило, насколько хорошо продумана система строительства жилых массивов – все было на своем месте и отвечало конкретным задачам. Ничего лишнего, только все самое необходимое. Помню, какой зеленой тогда была Москва… Знаете, многие европейцы не очень любят расставаться с определенными стереотипами, в том числе это касается и России – мол, холодная, голодная. Коммунизм этот, опять же. Так вот мне приятно, что я смог посмотреть на вашу страну другими глазами, и очень рад тому, что увидел. (с улыбкой)

- То есть первый раз Вы посетили Россию в качестве гостя и наблюдателя. А когда Вам захотелось работать здесь?
- Сразу! (со смехом) У меня было 6 месяцев, чтобы разобраться с собственными ощущениями и восприятием окружающего мира, абсолютно нового для меня. Я начал присматриваться к русским людям: изучал их характер, манеру общения и жизненный уклад. Меня интересовало абсолютно все: архитектура, кухня, литература, стиль в одежде, особенности быта, музыкальные предпочтения и т.д. Мне очень повезло – я быстро адаптировался и завязал перспективные знакомства. Но надо отдать должное и вашим соотечественникам – это замечательно, когда люди сами тянутся навстречу друг другу, стремятся расширить свой кругозор и открыть для себя новые горизонты. Мне не нужно было стучаться в закрытые двери, моя мечта о полноценном сотрудничестве быстро стала реальностью. Если говорить конкретнее, то отправной точкой своей профессиональной деятельности в вашей стране я назову 93-й год. То есть вот уже 16 лет я работаю в России и для России.

- Клаудио, как архитектор и дизайнер Вы уже давно занимаете прочные позиции на российском и европейском рынке. С кем проще работать – с нашими или с зарубежными заказчиками?
- Учитывая тот колоссальный опыт, который я уже получил, могу сказать, что в целом работа архитектора в России тяжелее, чем, к примеру, в Италии, откуда я родом. Правда, сразу оговорюсь – подобная однозначная оценка применима, скорее, именно к 90-м годам. Сейчас все значительно проще. Дело в том, что в силу определенных исторических реалий уровень культуры, в том числе и архитектурный, в Европе всегда был чуть выше, чем в России. На первых порах мне было очень сложно находить общий язык с русскими заказчиками, так как не было привычного для меня уровня доверия. В то время опыт общения с иностранными архитекторами и дизайнерами был ничтожно мал, но это не ваша беда. Просто так сложилось. Поэтому многие клиенты неохотно шли на контакт и относились ко мне предвзято, а мне очень важно «звучать в унисон» с теми, кто обращается ко мне за помощью. Или хотя бы постараться поймать одну волну, потому что только тогда мы сможем воплотить наши совместные пожелания и добиться адекватного результата.
Кроме того, 90-е годы в России ознаменовались появлением новых возможностей и, как результат, у определенной прослойки населения возникло непреодолимое желание получить все и сразу, часто в ущерб вкусу и здравому смыслу. Тогда возникал конфликт интересов архитектора и заказчика. Понимаете, когда меня просили сделать кухню в стиле кантри, а комнату обставить безликой офисной мебелью, когда люди думали, что наличие больших денег способно «увязать неувязываемое», я хватался за голову… Слава богу, это уже в прошлом.

- А что Вы можете сказать о современном потребителе? Ситуация как-то изменилась?
- Безусловно! И это касается не только России. Мир повернулся в сторону профессионализма и доверия. Доступность всевозможных информационных ресурсов, в том числе и интернета, подарила нам массу новых ощущений и возможностей для саморазвития. Люди стали больше путешествовать, проявлять интерес к жизни и культуре других государств. Что касается архитектуры и организации личного пространства, однозначно появилось понимание того, что твой дом – это отражение тебя, твоей семьи. Это очень важно! Делясь своими пожеланиями, идущими от сердца, человек может достичь той высшей степени доверия, при которой архитектор увидит будущий интерьер глазами заказчика и сможет внести необходимые коррективы. Именно так рождается настоящий творческий союз, при котором возможно достичь как внутренней, так и внешней гармонии. Самое главное – не стесняться обратиться за профессиональной помощью, ведь переизбыток информации, в том числе и тематической, не всегда идет на пользу. В этом смысле я – такой своеобразный фильтр. (смеется) Я знаю все современные веяния в архитектуре и дизайне и веду людей в нужную им сторону, исключая риск заблудиться и наделать ошибок…

- В чем Вы черпаете вдохновение?
- Главный источник моего вдохновения – природа. Именно там можно найти ответы на самые, казалось бы, неразрешимые вопросы. К сожалению, современные люди все реже и реже обращаются к природе так, как нужно. В большинстве случаев они воспринимают окружающий мир как некий «аксессуар», призванный заполнять «пустоты» в их существовании. А когда проблемы не решаются, сильно удивляются и огорчаются. Но ведь иначе и не могло быть – угол зрения не тот. Мы пытаемся искать какой-то абсолют, не замечая намеков или даже прямых ответов. Одним из своих самых сильных качеств я могу назвать умение смотреть не только вдаль, но и под ноги.

- Сегодня стремительно развиваются технологии, появляется все больше материалов для создания креативных идей. Теперь среди основных предпочтений – создание эксклюзивного пространства, оснащенного на все 100%, а также наличие дизайнерских элементов, являющихся исключительными в этом пространстве. Как Вам удается решать такие сложные задачи?
- Это очень интересный вопрос, спасибо! Да, Вы совершенно правы, говоря о развитии технологий. Сегодня дом становится по-настоящему умным. Более того, он, можно сказать, разворачивается лицом к своему хозяину. Интерьер перестал быть чем-то самостоятельным и обособленным. Теперь он существует в полной гармонии с нами, с нашей семьей. Конечно, это стало возможным не только благодаря прогрессу, но и благодаря архитекторам, ведь качественный и органичный интерьер не сможет возникнуть просто так, из ниоткуда. Самая главная и самая сложная вещь – грамотная организация пространства. Под этим я в первую очередь подразумеваю зонирование помещения. Как я уже говорил ранее, моя задача – задумываться над теми вещами, о которых заказчик может просто не знать, хотя бы потому, что не является профессионалом в области архитектуры и дизайна. Мало пролистать тонны журналов и перечитать тонны сайтов в интернете, нужно понимать, как и куда приложить накопленные знания, чтобы получить идеальный результат! Что касается эксклюзивных дизайнерских элементов, то с этим дела обстоят прекрасно. (с улыбкой)
Дело в том, что моя компания давно и успешно сотрудничает с ведущими итальянскими производителями эксклюзивной мебели и отделочных материалов. Среди них можно выделить несколько весьма гибких компаний, изготавливающих предметы мебели и создающих интерьерные решения «под размер», в соответствии с моей идеей и видением заказчика. Я говорю не только о квартирах, но также и о загородных домах, и об офисах. В этом, отчасти, и заключается секрет уникальности и высокого качества моей работы. Мы всегда можем предложить заказчику изготовить оригинальные и неповторимые дизайнерские элементы на заказ. Любой предмет интерьера создается в единственном экземпляре и для конкретного человека. Никаких клонов и шаблонов быть не может. Все индивидуально.

- Клаудио, как известно, в Москве существует множество строительных норм и правил, которые могут ограничить воплощение Ваших идей. Они значительно отличаются от европейских стандартов. Как Вы решаете эти вопросы?
- Сегодня с этим проблем нет, поскольку за 15 лет работы в Москве я нашел хороших партнеров, которые помогают мне производить необходимые технические расчеты, инженерные проекты, качественно выполнять производственные работы и т.д.
Кроме того, мне очень важно было наладить контакт, установить доверительные отношения с сотрудниками строительной компании таким образом, чтобы это было удобно не только мне, но и заказчикам. А самое главное – давало бы великолепные результаты. В этом отношении все сложилось крайне удачно, чему я несказанно рад.

- Есть ли какие-то отличительные особенности работы с клиентами из России? Часто просят сделать «что-нибудь итальянское»?
- Если говорить об общей атмосфере, то в интерьере, безусловно, присутствуют итальянские нотки, ведь я же итальянец! (смеется) Однако с этим стилем в России я стараюсь быть осторожнее. Это не какие-то мои принципы, это объективное видение ситуации, помноженное на профессионализм и опыт.
Судите сами: если заказчик выбирает итальянского архитектора, то он априори видит в будущем интерьере немножко солнца, моря и тепла. (улыбается) Именно в этот момент я должен уберечь его от ошибок и объяснить, что кальку с итальянской квартиры он получить не сможет в силу достаточно серьезных климатических и бытовых различий. Например, в России очень остро стоит вопрос хранения зимней и осенней одежды. Соответственно, гардеробные комнаты нужно делать погабаритнее. Помимо этого мы заранее продумываем наличие в интерьере так называемой «технической комнаты», куда можно убрать, к примеру, пылесос, различные средства для уборки и то огромное количество вещей, которые вроде как нужны, но пользуются ими далеко не каждый день. У вас нечто подобное, насколько я знаю, называется кладовкой. Кстати, в Италии такие технические комнаты для хранения различных предметов закреплены за каждой квартирой и находятся в цокольном этаже многоквартирных домов.
Или другой пример. Лично я очень люблю натуральные материалы, поэтому стараюсь использовать их чаще. Скажем, деревянные перегородки прекрасно подходят для зонирования, так как не загромождают пространство и являются, соответственно, функциональными предметами интерьера.

- Как Вы охарактеризуете интерьер, созданный Вашими руками?
- Если говорить в общем, то я могу сказать следующее: я работаю с людьми, которых, в первую очередь, интересует качество. Мне не важен метраж помещения – я могу спроектировать интерьеры квартир, различных по площади, а также офисов, коттеджей. Самое важное для меня – высокая степень доверия, открытость и восприимчивость ко всему новому. Дизайн и архитектурное проектирование – это взаимный, я бы сказал интимный процесс. Если у заказчика есть желание прислушаться и принять то, что я с радостью готов ему предложить, все получится!
Своим клиентам я предлагаю все самое лучшее, однако следует понимать, что бессистемное заполнение интерьера всевозможным антиквариатом или просто большим количеством дорогих вещей не всегда дает хороший результат. Всегда необходим вкус и чувство меры. Но я ни в коем случае не намекаю на то, чтобы все немедленно принялись экономить на всем, на чем можно! Нет! Есть одна хорошая английская пословица: «Мы не настолько богаты, чтобы позволять себе покупать дешевые вещи». Инвестировать можно и нужно, но только в качественные материалы!
Опять же я всегда готов пойти на уступки, если, к примеру, речь идет о деньгах. У меня нет желания поднять стоимость до заоблачных высот, меня интересует совсем другое. Это можно назвать «благородством цели», когда приоритетными задачами становятся качество, красота, индивидуальность. Я делаю интерьер не ради интерьера, а ради человека.

- Есть ли у Вас «профессиональная мечта»?
- Если честно, то каждая моя новая работа – это сбывшаяся мечта. Это ступень на пути к чему-то лучшему. Я просто получаю удовольствие от работы и стремлюсь к тому, чтобы это сохранить. Я не хочу быть ведомым архитектором. Я хочу постоянно развиваться и совершенствоваться, ведь только тогда люди смогут оценить мою работу и сказать мне спасибо.